Воскресенье, 21 июля 2019 12:13

ЗАКОН — ЧТО ДЫШЛО Часто прямые родственники, стремясь завоевать себе место под солнцем, не считаются с законными правами и интересами своих близких. Братья выжили из общей квартиры свою сестру — так можно начать рассказ о судебном деле семьи Ш-х.

Автор
Оцените материал
(0 голосов)
ЗАКОН — ЧТО ДЫШЛО Часто прямые родственники, стремясь завоевать себе место под солнцем, не считаются с законными правами и интересами своих близких. Братья выжили из общей квартиры свою сестру — так можно начать рассказ о судебном деле семьи Ш-х. Квартира, где поселились на закате перестройки отец и мать с тремя детьми, расположена на ул. Заболотного в Голосеевском районе. Квартира весьма просторная: 4 комнаты, казалось, могли бы навсегда гарантировать уют и комфорт, избавив от лишних тревог и выяснения отношений. Но обитателей этой квартиры судьба совершенно неожиданно ввергла в пучину длительного судебного спора. Выйти из него победителем, исходя из юридической точки зрения, было просто нереально. Однако победители, заполучившие квадратные метры, нашлись. Впрочем, обо всем по порядку. Как часто случается, спровоцировало развитие спора между родственниками печальное событие, которому обычно удается сплотить даже непримиримых врагов. Смерть матери и отца Ш-х оставила на произвол судьбы детей, в глубине души, очевидно, не сдерживавших свои корыстные мотивы. Относилось это в первую очередь к двум братьям Ш-м. У одного из них уже была спутница жизни. Видимо, она и повлияла на решение братьев превратить в лицо без определенного места жительства родную сестру. Когда Елене Ш-й в апреле 1999 года представилась возможность устроиться на работу в Москве, она не особенно раздумывала: ей к тому времени исполнилось 24 года, а перспектив найти высокооплачиваемую работу в Киеве не намечалось. Учитывая уровень оплаты труда в первопрестольной, отказываться было бессмысленно. Можно было подработать и, возможно, остаться жить, обменяв свою долю киевской квартиры. Проблем хватало, решать их Лене помогал ее муж Алексей. Покамест молодые жили у его бабушки в Подмосковье. Правда, площадь ее отдельной квартиры не шла ни в какое сравнение с той, в которой героиня проживала в Киеве,— она составляла всего 28,2 кв. м. Но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. К тому же в этой квартире, кроме внука (мужа нашей героини), проживала и внучка, Ирина В-а. По причине недостатка времени Елена Ш-а на родину, в Киев, приезжала редко — несколько раз в году. В основном повидать братьев, заплатить за квартиру, проверить порядок в доме. Наверное, посчитав, что их сестра вот-вот станет гражданкой соседней страны, братья решили разделить площадь по-своему. У них вызрела мысль, что их сестре стоит поискать квартиру в Москве. Именно так стоит расценивать иск всех трех граждан Ш-х к своей сестре, направленный в Московский (ныне Голосеевский) районный суд г. Киева. Дескать, сестра с ними не живет, и речи о том, что ей принадлежит часть в общей квартире, быть не может. На этом основании они и направили в суд исковое заявление о признании сестры утратившей право на жилую площадь. Аргументация была простой: оставила «спорную» (цитата!) квартиру, забрала свои вещи и была такова. По словам истцов, они даже обращались к ответчице с просьбой жить с ними в одном помещении. Если верить истцам, они не меняли замки на дверях. В свою очередь, сестра истцов оказалась не робкого десятка и направила встречное исковое заявление об изменении договора найма жилого помещения. В заявлении было указано, что квартира общей жилой площадью 80,5 кв. м, состоящая из четырех изолированных комнат, с 1991 года была переоформлена на мать, но через 8 лет собственником счета стал старший брат, Александр Ш-н. Очевидно, идея разменять квартиру, которую высказала в сентябре 1999 года Елена Ш-а, и вызвала у братьев прилив единодушия. Кроме того, в дело вмешалась жена старшего брата, Лариса Ш-а. Именно от нее, по словам истицы, в течение последующих 4-5 месяцев женщина получала угрозы по телефону. Лариса Ш-а угрожала выгнать Елену Ш-у из дома и требовала оставить ей паспорт. В то же время ввиду значительной задолженности перед ООО «ЖЭК-208» Голосеевского района ответчица вынуждена была выплачивать долги братьев по коммунальным платежам — во время кратковременных визитов в Киев оставляла им деньги. В тот период стрессовое состояние и постоянные конфликты с братьями стали причиной еще одной драмы в жизни героини: в июле 2000 года она потеряла ожидаемого ребенка. Однако все это время она продолжала честно вносить плату за ставшую уже «чужой» квартиру. Делала это в установленном порядке — через соответствующие банковские учреждения. Как следует из заявления, за время пребывания в Москве Елена Ш-а внесла на расчетный счет ЖЭКа свыше тысячи гривень. Далее героиня нашего рассказа просила ЖЭК заключить с ней отдельный договор и закрепить за ней изолированную комнату — согласно техническому плану и экспликации на квартиру (площадь комнаты составляла 12,4 кв. м). По жилищному законодательству, подобное разделение лицевых счетов на жилую площадь возможно с письменного согласия всех членов семьи. Все, казалось бы, просто. Это затем признали и судьи Московского районного суда. Елена не хотела выписываться из квартиры, ожидая, что братья поделят по справедливости то, что досталось им в наследство от матери с отцом. Надеялась, что, приватизировав и оценив квартиру, дадут ей компенсацию в размере 25% процентов от ее рыночной стоимости. Тем не менее, был найден аргумент, который разом избавлял братьев от хлопот, а сестру — от компенсации. Помог братьям в этом Жилищный кодекс, ч. 1 статьи 71 которого предусматривает, что при условии временного отсутствия квартиросъемщика или членов его семьи квартира может быть сохранена за ним только на протяжении 6 месяцев. Почему 6 месяцев, а не, скажем, 6 лет — вопрос риторический. В данной ситуации ответчице необходимо было оформить бронирование жилой площади, но она не смогла этого сделать. Продолжение дела было, образно говоря, делом техники. Братьев не остановило даже то, что их сестра не имела права на ту квартиру в Москве, в которой проживала с мужем. В результате их махинаций ответчица оказывалась под открытым небом. К тому же у начальника паспортного стола г. Люберцы появились сразу два заявления, в которых бабушка мужа ответчицы, Ирина В-а, отказывала в прописке своей снохе, а сестра возражала против прописки невестки. Таким образом, рассчитывать даже на регистрацию в квартире в Люберцах Елена Ш-а не могла. Сначала свою лепту во все беды главной героини внес Московский суд, когда в марте 2001 года рассмотрел иск граждан Ш-х к Елене Ш-й. В решении Московского суда было сказано, что ответчица проживает в квартире с мужем. Но лица, зарегистрированные в квартире,— такой вот казус в стиле абсурда! — «не возражают против поселения и проживания по указанному адресу, но не дают согласия на ее прописку». И это притом, что, как мы помним, в квартире живет сестра мужа Елены Ш-й, которая реально претендует на квартиру. Непонятно, как у человека можно отнять право на жилье по критериям регистрации (прописки) только на том основании, что он временно живет в другой стране или другом городе. Непонятно также, почему помещение из общего стало вдруг спорным. Но это оставим на совести истцов. Данное дело прошло все стадии судебного обжалования, предусмотренные законодательством Украины. Оно рассматривалось в судах общей юрисдикции 1 и 2 инстанции и в Верховном Суде Украины. Подытожил все Верховный Суд. Хотя героиня настаивала на том, что, по условиям межправительственного соглашения между Украиной и Российской Федерацией «О трудовой деятельности и социальной защите граждан Украины и России, которые работают за пределами своих стран», признать утратившим право на жилое помещение можно только того, у кого есть другая жилая площадь, особого действия на судей это не возымело. «В кассационной жалобе Ш-й Е. О. отказать»,— гласил строгий вердикт верховных судей, которые не иначе как закрыли глаза на явные просчеты своих коллег. Коллег, которые одним росчерком пера поломали судьбу нашей соотечественнице. Впрочем, исходя из того, что терять женщине уже, по сути, нечего, предполагаю, что она обратится в Европейский Суд по правам человека. Хотелось бы пожелать ей в этом удачи, которая ее подвела, когда от нее отвернулись родные люди..
Прочитано 61 раз

Последнее от нербуд